Как я стал инструктором Международной Федерации Рафтинга (IRF)


Пару недель назад в Ладакхе, Индия, прошел крайне интенсивный курс безопасности на воде Rescue3 WRT и следующий за ним курс IRF для рафт-гидов, сейфети-каякеров и триплидеров. Мне посчастливилось принять участие в обоих. Особо отличившиеся в процессе курса участники могли попробовать свои силы, и, если сил оказывалось достаточно, получить звания инструкторов Международной Федерации Рафтинга (IRF).
Про то, что такое Rescue3 и IRF, я уже писал. Если вы не видели этих статей раньше, рекомендую ознакомиться и тогда дальнейший текст станет понятнее.


Немного разберемся с терминологией и структурой IRF.
Рафт-гид — человек, обладающий необходимыми навыками, знаниями и опытом для работы в коммерческом рафтинге.
Сейфети-каякер — по версии IRF, это каякер, обладающий необходимыми навыками, знаниями и опытом для обеспечения безопасности сплава в коммерческом рафт-туре.
Трип-лидер — руководитель группы, ответственный за качество и безопасность проведения коммерческого рафт-тура.
Инструктор IRF – человек, уполномоченный Федерацией вести курсы для гидов, сейфети-каякеров и триплидеров и сертифицировать их по соответствующему стандарту.

Все перечисленные граждане также делятся по классам, например, рафтгид класс II, триплидер класс III, сейфети-каякер класс IV. Класс означает сложность реки, на которой может работать обладатель сертификата. Класс инструктора означает, что он может готовить и сертифицировать гидов соответствующего класса.

Асессор IRF – высшая ступень эволюции в Федерации. Человек, обучающий и сертифицирующий инструкторов.

В 2015 году я прошел свои первые курсы IRF на реке Занскар и Инд (участки класс III) и по итогам получил корочку рафт-гида, сейфети-каякера и триплидера соответствующего класса. В этом году я решил поучаствовать в курсе более высокого класса, а также попробовать стать инструктором IRF, чтобы учить речных гидов в России. Вместе со мной сделать то же самое решили еще 13 парней со всего света: из Индии, Британии, Боснии, Испании и даже Эквадора. Курсы вел мой друг Марк Хирст - инструктор IRF и Гаспар Гонц — асессор, руководитель подразделения IRF, отвечающего за подготовку речных гидов.
Большой босс IRF Гаспар 

Сначала прошел курс Rescue3 WRT, аналогичный тому, что былу нас в Финляндии, но с упражнениями в ночном поиске и спасении (незабываемый опыт работы живцом в темноте) и с большим акцентом на спасении с рафта и каяка. Затем началась часть IRF.
Немного теории Rescue3

Броды - важная часть обоих программ 

Ночные спасработы - это весело. Но только пока это учения, а не реальная ситуация

Структура курса была примерно той же, что и два года назад. Некоторые навыки, необходимые для сертификации IRF, мы сдали еще в течение Rescue3 (обучающие программы этих организаций значительно пересекаются), например, работа с веревками и плавание в бурной воде. В первый день курса IRF мы сдали такие «скучные» штуки как норматив по перевороту рафта, кидание морковок и брифинг для клиентов. Разница в классе курса оказалась видна сразу: морковки мы кидали в существенно более сложном для спасения месте на гораздо более быстрой струе. Задача была следующая: жертва плывет в 10-15 метрах от берега, нужно попасть морковкой точно между его рук (попадания в ноги, или в полуметре от цели не засчитывались), зачалить жертву в улово, а через 25 секунд поймать вторую жертву, плывущую по такой же траектории. Фокус в том, что на складывание морковки времени нет и второй жертве приходится бросать не упакованный мешок, а собранную кольцами веревку. Тот, кто не спас обоих с первого раза, должен был выполнить упражнение дважды со второго и третьего раза. Если не получалось — до свидания, не видать тебе высокого сертификата. Я чудом всех спас с первой попытки.
Летающий Дейв

Отработка спасения с берега по версии Rescue3

И по версии IRF




Норматив по первороту рафта: две минуты на то, чтобы доплыть метров 10 до него, залезть, перевернуть, снова залезть, посчитать головы, перевернуть обратно, залелть в третий раз и снова всех посчитать

Ну а дальше началась жесть. Основная часть курса проходила на пороге Лардо нижнего Инда, который смело можно оценить как большерасходный класс IV. В наличии - приличный уклон, несколько котлов, несколько линий движения, камни и сифоны. Напомню, что Ладакх находится на высоте от 3000 метров над уровнем моря, вода в реке ледниковая, мутная и очень холодная, солнце над головой просто атомное. В общем, все условия, чтобы как следует поистязать претендентов на звание речного гида класс IV. Навыки управления рафтом, работа сейфети-каякером и трип-лидером, организация спасработ проверялись Марком и Гаспаром в течение двух дней в условиях, максимально приближенных к боевым: оба дня мы разыгрывали разные сценарии. Наша немаленькая группа делилась на две части, первая часть - потенциальный трип-лидер, его второй гид, начинающий практикант и два сейфети-каякера. Остальная часть группы разыгрывала для них WOS – World of Shit – аварийную ситуацию, которую трип-лидер должен разрулить при помощи своей команды.
Крайне неприятое ощущение, когда по заданию команде надо засадить рафт на одном из этих камней

Просто рафтинг на высоте 3000 метров

Порог Лардо и World of Shit для боснийца Мирко


Ну куда ж без переворотов?

Два дня роли участников курсов менялись: я успел трижды побывать сейфети, один раз вторым гидом, один раз триплидером и еще раз семь — жертвой. Описывать все сценарии бесполезно. Марк и Гаспар проявили поистине садистскую фантазию, чтобы наша жизнь оказалась как можно сложнее. Перевернутый рафт с клиентами уплывает вниз, часть клиентов раскидана по камням посередине порога, кто-то потерялся. При этом часть спасаемых не говорит на понятном тебе языке и коммуникация между жертвами и спасателями максимально затруднена. Оба сейфети-каякера заплыли и сами требуют спасения. Разыгрывались ситуации с различными травмами, переохлаждением, людьми без сознания и пр. К концу первого дня сценариев я был выжат как лимон. Другим участникам курса пришлось еще тяжелее. Иностранцы прилетели в Ладакх всего за пару дней до начала издевательств и многие страдали от горной болезни. Индийские же парни были прекрасно акклиматизированы, но из-за общей бедности вместо драйсьютов использовали неопрен и постоянно замерзали.
Во время сценариев приходилось делать все, что вообще можно делать на реке в случае аварийной ситуации: заталкивать перевернутые рафты в улово, возить людей на корме или носу каяка, работать живцом, кидать морковки, плавать без лодки, гидствовать на рафте, переворачивать его туда и обратно. А самое главное — надо было общаться с людьми. Марк и Гаспар оценивали не только навыки спасения, но и то, как мы разговариваем с нашими «клиентами». Как мы успокаиваем их, объясняем, что нам нужна их помощь, чтобы помочь им самим или другим клиентам, проводим финальный брифинг в конце спасработ. Ведь коммерческий рафтинг (да и некоммерческий сплав на любом типе судов) — это, в первую очередь, люди. К сожалению, некоторые из них склонны впадать в панику, теряться, создавать проблемы. А некоторые, наоборот, в экстремальной ситуации проявляют свои лучшие качества. Задача была как раз погасить зачатки паники и вытянуть из людей все лучшее. Пожалуй, главное, чему я научился в этом курсе — это мотивировать людей, не имеющих речных навыков (типичные клиенты коммерческого рафтинга), помогать гидам в разруливании сложных аварийны ситуаций.



Любимая тема курса - доставание замерзших клиентов с различных скал. Вплавь, на веревке, при помощи каяка, рафта и такой-то матери.

Теперь про мои личные ощущения. Сейфети-каякинг на пороге Лардо не вызвал у меня каких-либо проблем. В конце концов я занимаюсь этим профессионально уже много лет. В спасработах с берега (морковки, веревки, живцы, перемещение по сложному рельефу) для меня никакой особой сложности (кроме адской усталости из-за интенсивности курса и высоты) не было. А вот рафтинг оказался сложным. Несмотря на наличие команды гребцов-гидов (пусть и притворяющихся клиентами), на классе IV я не чувствовал себя достаточно уверенным. Желание быть рафтгидом на реке аналогичной сложности, но с командой настоящих клиентов коммерческого тура, быстро куда-то улетучилось. Что не ускользнуло от зоркого ока Гаспара и Марка.
Дебриф после очередного сценария. Марк и Гаспар рассказывают, что было сделано хорошо, а что - плохо

В конце основной части курса, после двух дней сценариев, наши инструктора поговорили наедине с каждым из нас, объявив результаты нашей сертификации. В результате, я повысил класс сейфети-каякера до IV (получить выше в IRF просто нельзя), а класс рафт-гида и трип-лидера остался прежним — III. С таким решением я был полностью согласен. А еще я получил ценное предложение попробовать себя на роль инструктора IRF, но только для сейфети-каякеров.
Наша интернациональная тусовка показала разные результаты. Многие по итогам курса не получили звания трип-лидера, или получили рафт-гида только III класса.

Для того, чтобы стать инструктором IRF надо было показать выдающиеся результаты во время курса в своей области (для меня это — сейфети-каякинг, для кого-то рафтинг, для кого-то еще - и то и другое). Шестеро (включая меня) были приглашены попробовать стать инструкторами в рафтинге и сейфети-каякинге.

Следующий этап на соискание звания инструктора был таким: каждый из нас написал на бумажке тему для теоретического занятия. Приведу несколько примеров: «Ремонт рафтов», «Как взаимодействовать со сложными клиентами и специфичной аудиторией», «Как вести инструктаж для клиентов перед сплавом», «Отличие тактики действий сейфети-каякеров в рафт-туре и каяк-туре». Бумажки с топиками были брошены в шляпу, откуда претенденты вытягивали свое задание. На следующий день надо было провести двадцатиминутное занятие по своей теме: интересно, познавательно и с огоньком. Мне досталась тема «Сейфети-каякинг: основные моменты». Тем, кто претендовал на инструктора по рафтингу, достались рафтингвые темы, двое счастливчиков должны были вести занятие и по каякингу, и по рафтингу.
Отмечу, что языком общения на нашем интернациональном курсе был английский, поэтому и занятие нужно было вести по-английски. Языковой барьер никого не волнует.
Второе задание для кандидатов в инструктора — провести практическое занятие и сертификацию навыков ученика. Мне опять же достался сейфети-каякинг. Мне надо было научить индийского парня Шивама(вернее привести в систему знания, полученные из предыдущего опыта работы), как возить жертв на корме и на носу каяка, как взаимодействовать с паникующим клиентом, что делать с человеком без сознания. Во время этого задания наши инструктора проверяли, насколько безопасно я все организовал, как донес информацию до ученика, как отконтролировал выполнение. Другие соискатели инструкторства вели занятия по киданию морковок и по плаванию в бурной воде.
Командирская зарука

Большие братья следят за мной

В общем, из шести претендентов получилось четыре инструктора: мой ладакхский друг Чотак стал инструктором по сейфети-каякингу и рафтингу, британцы Ричард и Джеймс стали инструкторами и могут учить рафт-гидов, ну и ваш покорный слуга стал первым в России инструктором по сейфети-каякингу.
Двое участников звания инструкторов не получили: один из-за крайне скучной презентации (все "ученики" уснули), другой из-за заваленного норматива по киданию морковки. 

Я стал первым в России инструктором Международной Федерации Рафтинга (IRF). Теперь я могу вести аналогичные курсы и сертифицировать сейфети-каякеров для работы в коммерческих турах IV класса сложности. А рафт-гидов не могу. Марк и Гаспар посоветовали мне набраться побольше именно рафтингового опыта и попробовать свои силы в следующем году. Чем я и планирую заняться.
В чем же состоит работа инструктора IRF? Во-первых, это обучение. Оно должно быть интересным и основываться на практических занятиях. Во-вторых, это безопасность. Нельзя учить людей сплаву, подвергая их жизнь опасности. Как разыграть аварийную ситуацию в пороге класс IV так, чтобы до настоящей аварии дело не дошло? В-третьих — это сертификация гидов по высокому стандарту IRF. В том, насколько он высокий, я смог убедиться сам, завалив свой рафт-гайдинг класс IV.

Веревки и полиспасты - обязательная часть любого курса по безопасности на воде

Теперь насчет сейфети-каякеров. В следующем году я планирую провести несколько курсов. Надо понимать, что, с точки зрения IRF, сейфети — это человек, работающий в рафтинговом туре. А это своя специфика: потенциальные жертвы не имеют никаких речных навыков, плохо плавают, не умеют читать воду, что делает работу сейфети сложнее. Зато есть роскошная передвижная платформа для доставки жертв — рафт. В своих курсах я планирую расширить программу IRF и сосредоточиться больше на специфике каяк-туров, но и про большие надувные лодки мы тоже не забудем, ведь этого требует стандарт подготовки Федерации. В общем, ждите новостей по курсам IRF для сейфети-каякеров в России. Думаю, тема окажется востребованной.
Еще раз повторю, почему я считаю, что участие в подобных курсах очень важно и зачем я вкладываю в это свои силы, время и немаленькие деньги (эта неделя истязаний стоила чуть больше 500$). К сожалению, культура сплава в нашей стране находится на очень низком уровне. Об этом красноречиво свидетельствуют многочисленные трагические случаи как во время коммерческого сплава на рафтах, так и в самодеятельных туристических группах, да и у каякеров тоже. Нам в России очень не хватает стандарта качества коммерческих гидов и обкатанных и эффективных программ обучения для каякеров и водных туристов. Я очень хочу привнести то, что есть у Rescue3 и IRF в Россию, чтобы сделать сплав в целом более безопасным.
Коммерческий рафтинг как он есть


Хочу сказать спасибо инструктору Марку Хирсту и асессору Гаспару Гонцу за то, что на неделю сделали мою жизнь очень тяжелой, но многому меня научили и дали мне кучу новых возможностей. Также выражаю благодарность всем участникам курса: Чотаку, Лаки, Ниражу, Шиваму, Мадану, Стензину, Варуну, Дейву, Джеймсу, Ричарду, Пинчо, Мирко и Габриэлю. Вместе мы работали как одна команда.  
Фото: я, Аня Новоженова, Mark Hirst

Комментариев нет:

Отправка комментария